Обратиться ?Вопрос-ответ
к списку

Новости RSS подписка

13
июля
2017

Бронзовый «протез», древесный уголь и 29 «неповторимых улыбок»: представлены первые результаты реставрации скульптур львов дачи Кушелева-Безбородко

Поделиться:
Распечатать

29 чугунных львов парадного двора памятника федерального значения «Дача Безбородко А.А. (Кушелевых-Безбородко)» были демонтированы в марте 2017 года, отмаркированы и в настоящее время реставрируются в мастерской ООО «СТИЛЬ».

Сегодня представители КГИОП, компании-инвестора и специалисты-реставраторы представили первые результаты реставрации скульптур.

«Как и обещали, показываем технологию процесса работ по реставрации львов ограды дачи Кушелева-Безбородко. Экспертам уже удалось совершить несколько интересных находок. Например, у одного из львов обнаружен бронзовый «протез» лапы: во время одной из предыдущих реставраций утраченную лапу отлили не из чугуна а из бронзы», - рассказал председатель КГИОП Сергей Макаров.

В настоящее время в реставрационной мастерской производится расчистка поверхности от загрязнений, окрасочных и грунтовочных слоев. Специалистам предстоит устранить дефекты металла (трещины, разрывы, каверны), выполнить антикоррозийную обработку, огрунтовку и окраску металла колером, согласованным с КГИОП. Отдельные фрагменты имеют отличия в пластике - следы предыдущих реставраций, например, характерно присоединение кисточек хвостов.

Одна из скульптур поздняя, отлита не из чугуна, а из  силумина – это сплав алюминия с кремнием. Сейчас перед реставраторами стоит задача воссоздать скульптуру в историческом материале. «Мы договорились, что выберем в качестве образца самого симпатичного льва, с самой доброй мордочкой», - отметил председатель КГИОП.

Все львы уникальны: у каждого легкая улыбка, которая ни разу не повторяется на всех 29 скульптурах. У львов также разные гривы, уши и кисточки хвостов.

Ещё одной интересной находкой реставраторов стал древесный уголь внутри скульптур.

Реставрация ограды со львами проводится в рамках реализации инвестиционного проекта Санкт-Петербургской строительной компании ООО «МОНОЛИТ». «Эту реставрацию можно привести в качестве хорошего примера работы по восстановлению памятников за счет средств частного инвестора», - подчеркнул Сергей Макаров.

После переезда в новое здание СПб ГУЗ «Противотуберкулезный диспансер № 5» начата реализация инвестиционного проекта по реставрации с приспособлением для современного использования дачи Кушелева-Безбородко.

Все работы проводятся на средства Санкт-Петербургской строительной компании ООО «МОНОЛИТ» в соответствии с согласованной проектной документацией и письменным разрешением КГИОП. В настоящее время на фасаде здания установлены строительные леса с защитной сеткой и производятся работы по реставрации и воссозданию столярных заполнений оконных проемов. Работы по комплексной реставрации предполагается завершить к концу 2019 года.

Руководитель проекта Александр Козуб отметил, что отреставрированные львы вернутся на свое историческое место уже к концу 2017 года, но будут укрыты защитными конструкциями до окончания комплексной реставрации усадьбы.

Галереи здания планируется использовать в качестве  музейно-выставочной площадки для размещения обширной экспозиции, посвященной истории развития ювелирного дела в России. Объем инвестиций в реализацию проекта составит не менее 500 миллионов рублей.

***

Дача А.А. Безбородко является одним из самых ярких усадебных ансамблей последней четверти XVIII века.

Участок, на котором располагается усадьба Кушелева-Безбородко, был заселён ещё до основания Санкт-Петербурга. На карте 1698 года здесь указана шведская усадьба с садом коменданта крепости Ниеншанц. Возможно, здесь была создана система подземных ходов, которыми мог бы воспользоваться комендант в случае неожиданного появления русских войск. Вскоре после основания Санкт-Петербурга Пётр I подарил опустевшую шведскую усадьбу жене Екатерине.

В первые годы после основания столицы на территории усадьбы находился казенный сад – древесный питомник, устроенный по распоряжению Петра I. К северу от казенного сада в 1718 году лейб-медик Петра I Роберт Эрскин обнаружил ценный источник лечебной минеральной воды. Зимой 1719 года ими лечился Пётр I и признал воду не хуже бельгийской. Местность эта была названа Полюстрово от латинского слова «palustris» - болото.

Во второй половине XVIII века производится благоустройство правого берега Невы как дачной местности, тогда же формируются две крупнейшие усадьбы: Безбородко (первоначально – Теплова) и Дурново (первоначально – Бакунина).

В 1770 году территория дачи была пожалована Екатериной II своему приближенному, сенатору и тайному советнику Григорию Теплову. Теплов был активным участником возведения Екатерины на Российский престол, автором манифеста о восшествии и текста присяги новой императрице. Эту территорию новый владелец значительно расширил, выкупив у охтинских поселян участок с железными ключами, где желал устроить лечебное заведение. В 1773-1777 гг. был построен небольшой трехэтажный дом по проекту Василия Баженова.

В 1782 году, после смерти Г.Н. Теплова, усадьба была продана его сыном канцлеру  Александру Андреевичу Безбородко (1747-1799). Для него по проекту архитектора Д. Кваренги (некоторыми исследователями оспаривается авторство Кваренги в пользу Николая Александровича Львова – ему же приписывается авторство ограды со львами) в 1783-1784 годах старый дом был перестроен и расширен: по обеим сторонам возведены дугообразные сквозные колоннады, связавшие его с двухэтажными флигелями у Невы, главный фасад увенчал трехэтажный фронтон, к северу от усадебного дома разбит парк. Здание выполнено в формах строгой классики конца XVIII века римско-дорического ордера. Щедрый на всякое новое «мотовство», Безбородко затратил огромные средства на украшение своей летней резиденции и с уверенностью мог говорить, что вид его дачи и сада «у всех взял верх».

На набережной была сооружена двухъярусная парадная терраса-пристань. По обе стороны от пристани располагались пушки для сигналов и салютов. Боковые лестницы и грот пристани были облицованы гранитом, а терраса декорирована четырьмя скульптурами сфинксов,  одна пара на верхней площадке, другая на нижней, и вазами.  В годы ВОВ терраса-пристань была разрушена. В 1959-1960 гг. была произведена реставрация пристани по проекту архитектора А. Л. Ротача и техника Г. Ф. Перлина с воссозданием утраченных скульптур.

Одновременно с гранитной пристанью в конце 1780-х годов появляется ограда, отделяющая от набережной  палисадник, расположенный перед усадебным домом. Ограда состоит из двадцати девяти одинаковых скульптур львов, держащих в зубах массивные чугунные цепи. В конце XIX века ограда со стороны сада дополняется решеткой из вертикальных пик.

Александр Андреевич очень любил свою загородную резиденцию. Каждое летнее утро отсюда он отправлялся с докладом к императрице, а к обеду возвращался. Здесь Безбородко собирал коллекцию произведений западноевропейского искусства.

В мемуарной литературе сохранилось много рассказов о роскоши и великолепии празднеств, которые Безбородко давал в своем городском доме и на загородной даче. Горячий поклонник и покровитель театральной среды, он устраивал у себя на даче грандиозные приемы.

После смерти А.А. Безбородко в 1799 году усадьбу унаследовал его брат Илья Андреевич. В его владении дача оставалась до 1815 года, после чего перешла в собственность к двум его дочерям, старшая из которых Любовь была замужем за адмиралом графом Г.Г. Кушелевым.

Заслугой Александра Григорьевича Кушелева-Безбородко, внука Александра Андреевича, стало дальнейшее развитие территории усадьбы на основе использования её главного богатства – уникальной минеральной воды.

При новом владельце Полюстрово заметно оживляется. Производятся работы по осушке местности, прокладываются трубы, для сбора вод устраивается  общий сборный бассейн. Сооружается здание ванн.

В 1820-30-х годах процесс сдачи в аренду участков из обширных пригородных владений представителей аристократических фамилий затронул и восточную часть Выборгской стороны, граничившую с охтинскими селениями. Обширные участки имения к западу и востоку были разделены на более мелкие для продажи «без всяких посторонних кондиций в вечное и потомственное владение 20 вновь нарезанных участков земли для заведения жилых домов, дач, фабрик и тому подобного».

В начале 1820-х годов столичные газеты стали помещать объявления об устраивавшихся по воскресеньям и четвергам гуляниях на даче Безбородко, с музыкой, иллюминацией, фейерверком.

В это время на месте протоки была устроена северная часть большого паркового пруда. В 1833 году территория парка Кушелевых-Безбородко вместе с деревней Полюстрово вошла в черту города в составе Охтенского участка Выборгской части. Графу Александру Григорьевичу Департаментом искусственных дел было предоставлено право строить на участках земли из своего имения жилые дома, дачи, фабрики и пр. не по образцовым проектам.

Первый опыт создания в Полюстрове курорта с использованием минеральной воды для купания начался в 1838 году. Аптекарь Фишер на одном из участков, сдаваемых графом в аренду, открыл купальни с комнатами для проживающих. К 1848 году на полюстровском курорте был выстроен деревянный одноэтажный танцевальный павильон, в те же годы устроен готический павильон Тиволи.

До Полюстрово от Публичной библиотеки ходил омнибус, а с конца 1840-х годов сюда было налажено пароходное сообщение.

Помимо целебных вод, славу Полюстрову создавали великолепные праздники для горожан. Здесь играл духовой оркестр, устраивались танцы, публику развлекали гимнасты. На дачу к графу приезжали и подолгу гостили М.И. Глинка, К.И. Брюллов, «Северная пчела» систематически печатает отчеты о грандиозных гуляньях и празднествах, устраиваемых на даче Безбородко.

Александр Григорьевич умер в 1855 году, и имение Полюстрово перешло к его старшему сыну Григорию, который поднял курорт минеральных вод на новый уровень. Новый владелец распорядился выстроить здание на 30 ванн, для подогрева которых из Англии была выписана паровая машина. Начали действовать серные ванны.

Граф Григорий Александрович, как и его отец, был хлебосольным хозяином. В его поместье постоянно гостили несколько десятков литераторов. Сам он был основателем и редактором ежемесячного литературно-политического журнала «Русское слово».

Одним из ярких эпизодов жизни усадьбы этого периода было полуторамесячное пребывание здесь Александра Дюма-отца в июне-июле 1858 года. Автор «Трёх мушкетёров» писал: «Мы остановились перед большой виллой, два крыла которой полукругом отходили от главного корпуса. На ступеньках подъезда выстроились слуги графа в парадных ливреях. Граф и графиня вышли из кареты, и началось целование рук. Потом поднялись по лестнице на второй этаж в церковь. Как граф и графиня переступили порог, началась обедня в честь «благополучного возвращения», которую достопочтенному священнику хватило ума не затягивать. По окончании все обнялись, невзирая на ранги, и по распоряжению графа нас проводили каждого в свое помещение. Мои апартаменты были устроены на первом этаже и выходили в сад. Они примыкали к большому прекрасному залу, используемому как театр, и состояли из прихожей, маленького салона, бильярдной, спальни для Муане и меня. После завтрака я отправился на балкон. Передо мной открылся чудесный вид – к реке от набережной спускаются большие гранитные лестницы, над которыми воздвигнут шест футов пятьдесят высотой.

На вершине шеста развевается знамя с графским гербом. Это – пристань графа, куда ступила Великая Екатерина, когда оказала милость Безбородко и приняла участие в празднике, устроенном в ее честь».

В 1868 году в Полюстрове произошел крупный пожар, после которого курорт попытались восстановить, но безуспешно: огонь уничтожил много дач и все увеселительные заведения парка и курорта минеральных вод. Г.А. Безбородко умер весной 1870 года. Источники завещал он своим крестьянам. Имение унаследовала сестра  графа Л. А. Мусина-Пушкина, которая сдавала дачу в аренду.

В 1875 году из земель, приобретенных архитектором Ц.А. Кавосом на территории бывшего сада Кушелева-Безбородко, был выделен участок для строительства канатной фабрики. Здание протянулось вдоль всей южной границы участка – от Охтинской дороги до дальнего рукава пруда. Постепенно здесь складывается деревянный фабричный городок с производственными, складскими и жилыми помещениями.

Самую северную территорию, где находился источник минеральной воды, купил князь С.С. Абамелек-Лазарев, который организовал широкую продажу бутилированной полюстровской воды, а также доставку её на дом. При новом владельце минеральная вода выпускалась под маркой "Натуральная минеральная вода Полюстровских источников".

В 1876 году территория к западу от особняка была продана акционерному обществу Славянского пивомедоваренного завода (с 1885 года – «Новая Бавария»).

В 1880-х остальная часть усадьбы, включая главный дом, была продана почетному гражданину купцу Брусницыну. В 1896 году владение Брусницына приобрела Елизаветинская община сестёр милосердия для создания больницы. Дворец был перестроен, в нём разместились аптека, амбулатория и квартиры для служащих. К северу от него построили пять больничных корпусов, к востоку от особняка – жилой дом для сестёр милосердия и церковь св. Пантелеймона Целителя.

В годы советской власти ускорилось завершение процесса индустриализации местности.

В 1913 году гражданским инженером А.И. Стюнкелем разработан проект реконструкции цеха Товарищества канатной фабрики «Нева», предусматривающий его значительное расширение. Начало Первой мировой войны помешало полной реализации проекта – был построен только один этаж пристройки.

Механический завод «Промет», основанный в 1914-1915 годах на узком участке между домом притча Елизаветинской общины сестёр милосердия и Кушелевским переулком, к началу 1930-х годов занял почти всю юго-восточную и частично центральную часть усадьбы.

В 1917 году после Октябрьской революции дача перешла в ведение Губздрава и была отдана для устройства в нем больницы им. К. Либкнехта.

Во время Великой Отечественной войны усадьба была сильно повреждена.

При сооружении современной Свердловской набережной подземный ход к берегу Невы был уничтожен, вход из усадьбы замурован.

Основные работы по реконструкции усадьбы с приспособлением под туберкулёзный диспансер проведены в 1960-1962 гг. по проекту архитектора В.С. Шерстнева (институт «Лекнпроект»). Двухэтажные пристройки, примыкающие непосредственно к боковым башням лицевого фасада здания, были разобраны. В это же время проводятся реставрационные работы по существующим историческим оградам. В 1970-х гг. осуществлен проект благоустройства территории тубдиспансера. В 1984 – проведен выборочный капитальный ремонт здания. Металлические ворота с калиткой на каменных столбах и ограда реставрировались в конце 1990-х годов.

Львы у дачи Безбородко становятся участниками одной из сцен вышедшей в 1974 году комедии Эльдара Рязанова «Невероятные приключения итальянцев в России». По сюжету героям предстоит найти 9 миллиардов итальянских лир, спрятанных в Ленинграде «подо львом».  «В этом городе львов больше, чем жителей!» — говорят герои картины, пересчитывая львиные скульптуры ограды дачи Кушелевых-Безбородко.

***

Александр Андреевич Безбородко родился в Глухове в 1747 году. Граф П.А. Румянцев рекомендовал своего толкового сотрудника императрице в качестве секретаря, аттестовав его так: "Представляю вашему величеству алмаз в коре: ваш ум даст ему цену".

Императрице представился случай убедиться в необыкновенной памяти своего секретаря: она назвала какой-то закон, который Безбородко тут же рассказал наизусть, а когда императрица затребовала книгу с законом, чтобы убедиться, действительно ли указ изложен в точности, то Безбородко назвал и страницу, на которой он напечатан.

Граф, затем светлейший князь, главный директор почт Российской империи, фактически руководил внешней политикой страны.  За два года до смерти удостоен Павлом I высшего по тем временам ранга канцлера Российской Империи.

Александр Андреевич слыл поклонником искусства, был завсегдатаем театра, любил русские песни. После себя оставил богатейшую картинную галерею, по качеству и количеству картин не уступавшую строгановской.

Автор биографий дипломатических сановников Терещенко писал: "Являясь к императрице во французском кафтане, он иногда не замечал осунувшихся чулков и оборванных пряжек на своих башмаках, был прост, несколько неловок и тяжел; в разговорах то весел, то задумчив".

В его доме на Почтамтской улице постоянно толпились просители, которым он старался помогать, чем заслужил репутацию добряка.

Граф Комаровский со слов своего зятя оставил описание домашнего быта Безбородко: " Ничего не было приятнее слышать разговор графа Безбородко. Он одарен был памятью необыкновенною <…> беглость, с которой он, читая, схватывал смысл всякой речи, почти невероятна. Мне случалось видеть, что привезут ему от императрицы преогромный пакет бумаг; он после обеда обыкновенно садился на диван и всегда просил, чтобы для него не беспокоились и продолжали бы разговаривать, между тем он только что переворачивал листы и иногда вмешивался в беседу гостей своих, не переставая в то же время читать бумаги. Если то, что он читал, не заключало в себе государственного секрета, он нам сообщал содержание оного".