?Вопрос-ответ
к списку

Новости RSS подписка

29
марта
2018

Совет по сохранению культурного наследия обсудил проблему установки новых надгробий на месте исторических захоронений и экспертизу по б. дому Л.И. Штиглица

Поделиться:
Распечатать

29 марта 2018 года состоялось заседание Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга под председательством вице-губернатора Санкт-Петербурга Игоря Албина.

В начале заседания Игорь Албин и члены Совета поздравили с 90-летним юбилеем почетного реставратора Санкт-Петербурга I степени Владимира Николаева. Юбиляру преподнесли картину участника детского конкурса Союза реставраторов Санкт-Петербурга "Мой город - Петербург" в номинации "Исаакиевский собор. 200 лет в сердце Петербурга". Владимир Николаев участвовал в восстановлении Исаакиевского собора в послевоенное время.

Члены Совета обсудили проблему установки новых надгробий на месте исторических захоронений на примере захоронений художника  М.А. Врубеля на Новодевичьем кладбище и архитектора А.И. Штакеншнейдера в Свято-Троицкой Сергиевой Приморской пустыни (см. справки ниже). В связи с тем, что в КГИОП поступают предложения от инициаторов подобных идей, комитет вынес этот вопрос на обсуждение Совета.

Участники согласились, что вопросы о возможности установки новых надгробий на месте исторических захоронений выдающихся деятелей культуры и науки нужно рассматривать публично на профессиональном Совете по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга.

Вторым вопросом повестки было рассмотрение Акта по результатам государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Дом Л.И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)» по адресу: наб. Адмиралтейского канала, 29; Галерная ул., 54. Он ранее был рассмотрен на заседании рабочей группы Совета, и большинство членов рабочей группы согласились с выводом государственного эксперта Владимира Трушковского о необоснованности включения объекта экспертизы в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Но по просьбе представителей градозащитной общественности экспертизу вынесли на рассмотрение Совета.

По мнению эксперта, здание обладает определенной историко-архитектурной, художественной и научной ценностью, позволяющей отнести его к категории исторических зданий, но не «дотягивает» до статуса памятника. Тем более что сохранность габаритов, композиции и архитектурного декора лицевых фасадов и так обеспечена действующим режимом зоны охраны в соответствии с Законом Санкт-Петербурга №820-7 «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия…».

Член Совета, историк архитектуры Борис Кириков призвал при принятии решения о включении или об отказе во включении  в реестр памятников не руководствоваться конъюнктурными мотивами: «Речь идёт о статусе, которого удостаиваются не все подряд, а отдельные объекты.  Хочу напомнить тем, кто недавно примкнул к этому виду деятельности, что в 90-е годы  происходила кардинальная переоценка ценностей, которая, на мой взгляд, привела к тому, что список памятников по архитектурным качествам у нас сбалансированный и более-менее  объективный и достаточный. Другое дело, что существует большая группа объектов, балансирующих на грани – то ли памятник, то ли не памятник. И здесь возникает вопрос: ради чего его переводить в памятники? Если защищено 820-м законом, то мне непонятны мотивы. Борьба с собственником за снос или не снос мансарды – это не основание для отнесения к памятнику. Господа, давайте не конъюнктурными мотивами руководствоваться, а системным подходом, и с пониманием того, что памятник – это статусное понятие».

Члены Совета отметили высокое качество экспертизы, но в связи с отсутствием кворума доклад эксперта Владимира Трушковского по объекту «Дом Л.И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)» приняли к сведению.

Кроме того, с докладом об итогах деятельности рабочей группы Совета выступил председатель КГИОП Сергей Макаров. В период с июня 2017 года по март 2018 года состоялось 8 заседаний рабочей группы, рассмотрено 60 актов по результатам государственной историко-культурной экспертизы. Рабочей группой приняты решения рекомендовать:

1. Согласиться с выводами государственной историко-культурной экспертизы об обоснованности включения объекта в единый государственный реестр объектов культурного наследия – 34

2. Не согласиться с выводами государственной историко-культурной экспертизы об обоснованности включения объекта в реестр – 7

3. Согласиться с выводами государственной историко-культурной экспертизы о необоснованности включения объекта в реестр – 11

4. Не согласиться с выводами государственной историко-культурной экспертизы о необоснованности включения объекта в реестр – 3

5. Направить акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы на доработку – 5

Информационные справки по вопросам повестки:

1.  «Могила Врубеля М.А. (1856-1910), художника» является объектом культурного наследия федерального значения, входящим в состав объекта культурного наследия федерального значения Новодевичье кладбище» на Московском пр. в Санкт-Петербурге.

Михаил Александрович Врубель скончался в 1910 году. Жена художника, певица Надежда Ивановна Забела-Врубель похоронена рядом в 1913 году. Сестра художника Анна Александровна Врубель после смерти Надежды Ивановны в 1913 году заказала надгробный памятник супругам. Был изготовлен и установлен только массивный постамент-стилобат. Из-за начавшейся Первой мировой войны, а затем революции 1917 года надгробие не было завершено  - отсутствует скульптурная портретная композиция.

Три гипсовые модели, выполненные скульптором Леонидом Владимировичем Шервудом,  хранятся в запасниках Государственного Русского музея. Одна из них представляет собой бюст М.А. Врубеля на постаменте со скульптурой Демона поверженного. На других моделях постамент оформлен барельефами, изображающими Н.И. Забелу-Врубель в ролях Царевны-лебедь и Волховы (из опер Н.А. Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» и «Садко»).

К предмету охраны памятника федерального значения относятся: историческое местоположение захоронения, габариты и конфигурация надгробия (семейное захоронение); историческое художественное решение надгробия в виде архитектурной композиции из параллелепипедов чёрного полированного гранита с цветником, на прямоугольном в плане подиуме из серого гранита, с квадратными в плане тумбами со скошенным верхом из чёрного полированного гранита в углах подиума; характер и содержание надгробных надписей.

Полная реставрация надгробия с перекладкой камня была проведена в 1975 году.

В 2017 году на запрос Региональной общественной организации  «Информационно-аналитический центр «Помним  всех поименно» КГИОП указывал, что принятие органом охраны памятников решения о возможности установки скульптурного надгробия на могиле М.А. Врубеля возможно после согласования акта по результатам государственной историко-культурной экспертизы, обосновывающей возможность проведения таких работ. Работы по установке скульптурного изображения на существующем надгробии, отнесенном к предмету охраны, не относятся к работам по сохранению объекта культурного наследия.

Проектная документация на производство работ по установке надгробного памятника и Акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы, обосновывающий возможность проведения таких работ, на рассмотрение и согласование в КГИОП не поступали, так же как и обращения о выдаче письменного разрешения на производство работ.

РОО «Информационно-аналитический центр «Помним всех поименно» проинформировала общественность, что 25.09.2017 состоится торжественное открытие надгробного памятника М.А.Врубелю и его супруге Н.И.Забеле-Врубель (ск. М.С Ведерников, ск. Е.Л. Пильникова, арх. Р.М. Даянов).

Во избежание негативных последствий КГИОП 20.09.2017 направил РОО «Информационно-аналитический центр «Помним всех поименно» предостережение о недопустимости нарушения Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее – Закон № 73-ФЗ).

Во исполнение предостережения работы по установке надгробного памятника М.А. Врубелю не производились, но состоялась презентация памятника в мастерской.

Учитывая значимость личности великого русского художника и  публичную полемику по вопросу установки данного памятника, КГИОП счел целесообразным обсудить концепцию надгробного памятника М.А.Врубелю и его супруге Н.И.Забеле-Врубель на заседании Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга.

«Могила Штакеншнейдера А.И. (1802-1865), архитектора» является памятником федерального значения в составе объекта культурного наследия федерального значения «Троице-Сергиева пустынь (монастырь)».

Архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер (1802-1865) похоронен в Свято-Троицкой Сергиевой Приморской пустыни близ построенной им церкви Святителя Григория Богослова. Восстановление некрополя началось после возвращения монастыря Санкт-Петербургской епархии в 1993 году. К числу первых шагов по возрождению обители относились начатые по инициативе отца настоятеля Николая (Парамонова) и КГИОП археологические исследования утраченных культовых построек и поиск захоронений.

Существующая мемориальная плита на месте захоронения А.И. Штакеншнейдера установлена в 1996 году в рамках мероприятий в память об архитекторе согласно распоряжению Губернатора Санкт-Петербурга от 16.08.1996 за счет внебюджетных средств.

В 2014 году по инициативе Правительства Санкт-Петербурга КГА проведен конкурс на проект памятника А.И. Штакеншнейдеру. «Проект установки нового памятника на могиле архитектора А.И. Штакеншнейдера в Свято-Троицкой Сергиевой Приморской пустыни» выполнен победителем конкурса, председателем «Фонда поддержки и реализации культурных проектов в сфере развития живописи, зодчества и ваяния «Традиции и Новаторство», скульптором Нельсоном Варужановичем Афианом. 17.10.2014 проект согласован КГИОП. Данная проектная документация включает ремонт участка, высадку живой изгороди, реставрацию существующей мемориальной плиты. Изготовление бюста А.И. Штакеншнейдера предполагалось выполнить в бронзе путем копирования и последующего увеличения на 10-15%. Снятие формы  - с гипсового бюста, находящегося на хранении в Русском музее, либо с бюста, выполненного М.И. Румянцевым (Ольгин остров в Колонистском парке г. Петергоф).

 Однако скульптором Н.В. Афианом предложены новые проектные предложения, включающие установку металлического ограждения художественного металла и скульптурного бюста архитектора А.И. Штакеншнейдера работы самого скульптора Н.В. Афиана. Данные проектные предложения стилистически не соответствуют историческому облику объекта культурного наследия.

Согласно положениям Закона № 73-ФЗ и Бюджетного кодекса РФ в настоящее время отсутствуют правовые основания для финансирования установки нового памятника на месте захоронения архитектора А.И. Штакеншнейдера за счет средств бюджета Санкт-Петербурга. Выполнение государственной историко-культурной экспертизы и производство работ по установке нового памятника на могиле архитектора А.И. Штакеншнейдера должно выполняться за счет средств, выделенных заказчиком работ. В настоящее время заказчик работ не определен.

2. Акт по результатам государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия «Дом Л.И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Адмиралтейского кан. наб.,  д. 29; Галерная ул., д. 54, проведена ООО «ЛенСтройУправление» в период с 01.04.2016 по 25.07.2016 в рамках государственного заказа Комитета по строительству.

Объект экспертизы был взят под государственную охрану по списку вновь выявленных объектов культурного наследия, утвержденному приказом КГИОП от 20.02.2001 № 15. План границ территории утвержден КГИОП 18.12.2002.

При проведении государственной историко-культурной экспертизы была изучена и проанализирована учетная документация КГИОП, проведены историко-архивные и библиографические изыскания по фондам Российского государственного исторического архива, Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга, Центрального государственного архива Санкт-Петербурга, Центрального государственного архива кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга, Центрального государственного архива научно-технической документации Санкт-Петербурга и Российской национальной библиотеки. Архивные материалы по объекту экспертизы выявлены в фондах РГИА и ЦГИА СПб. По результатам историко-архивных и библиографических изысканий составлены: историческая справка, альбом исторической иконографии и историко-культурный опорный план.

В конце XVIII – первой четверти XIX века участок принадлежал российскому придворному банкиру А.А. Ралю (1756-1833). С 1824 по 1884 года участком владели придворные банкиры барон Л.И. Штиглиц (1777-1842), затем его сын и наследник барон А.Л. Штиглиц (1814-1884). После смерти А.Л. Штиглица принадлежавшие ему особняк на Английской набережной и дом на набережной Адмиралтейского канала перешли к его приемной дочери Н.М. Половцовой (в девичестве Юнева). В 1887 году Н.М. Половцова продала свои дома великому князю Павлу Александровичу - сыну императора Александра III. После Великой Октябрьской революции имущество великого князя Павла Александровича было национализировано.

Проект трехэтажного с мезонином лицевого дома на набережной Адмиралтейского канала и двух примыкающих к нему трехэтажных дворовых флигелей был утвержден в июле 1824 года. Парадный фасад выполнен в стиле раннего безордерного классицизма, характерном для жилых домов второй половины XVIII – первой четверти XIX века, выстроенных с использованием «образцовых» проектов.

Сравнение лицевого фасада дома Л.И. Штиглица, изображенного на проектном чертеже, с материалами современной фотофиксации указывает на то, что проект 1824 года был реализован с незначительными отступлениями.

1 июля 1885 года Санкт-Петербургская городская управа утвердила проект постройки на участке Н.М. Половцовой двух двухэтажных деревянных соединительных галерей.

12 апреля 1901 года Контора двора великого князя Павла Александровича известила Санкт-Петербургскую городскую управу «о постановке заборов на Галерной улице по случаю слома дома 54 по Галерной и возведении на его месте нового Запасного дома Павла Александровича». Не владея проектными чертежами или иными документами, поясняющими данное заявление, можно предположить, что под «сломом дома» имелась в виду перестройка северной части восточного дворового корпуса. Эта часть дворового корпуса была соединена с возведенным одновременно с ней лицевым домом так, что по лестнице на его восточной половине можно было попасть в квартиры, расположенные в обеих частях нового здания. Данное предположение подтверждают поэтажные планы ПИБ.

Сведения о перестройках лицевого дома на набережной Адмиралтейского канала в архивах не выявлены. Однако сравнение сохранившихся в архиве планов 1-го и 2-го этажей 1885 года с составленным в начале 1890-х годов планом 2-го этажа и с современными поэтажными планами ПИБ позволяет установить, что перепланировки в его интерьерах производились в конце XIX и в середине XX веков.

Проект лицевого дома по Галерной улице, 54 в архивах не выявлен. Исторические документы свидетельствуют о том, что двухэтажный на жилом подвале лицевой дом по Галерной улице № 54 был построен в 1901-1902 годах. Автор проекта не установлен.

В период между 1967 и 1977 годами во дворе был разобран построенный по проекту 1885 года переход между дворовыми корпусами. Вероятно, его разборка совпала с проведением капитального ремонта в 1975 году.

План 2-го этажа ПИБ свидетельствует о значительных перепланировках, произведенных в XX веке в лицевом доме по набережной Адмиралтейского канала и в восточном дворовом корпусе.

В начале 2000-х годов над лицевым домом по набережной Адмиралтейского канала была самовольно надстроена двухэтажная мансарда.

В техническом паспорте дома указан год последнего капитального ремонта – 1975.

Наличие в собственности баронов Штиглиц роскошного особняка на Английской набережной позволяет сделать вывод о том, что дом на участке, расположенный между Галерной улицей и набережной Адмиралтейского канала, изначально проектировался как «доходный», то есть предназначался не для проживания владельцев, а для сдачи квартир внаем. Сведения о проживании в доме выдающихся исторических личностей в архивах не выявлены, следовательно, мемориальной ценностью, имеющей особое значение для истории и культуры Российской Федерации, субъекта Российской Федерации и/или для истории и культуры муниципального образования этот дом не обладает.

В составленной в 1999 году первичной учетной карточке КГИОП объект данной экспертизы охарактеризован как «пример разновременных построек, объединенных в один дом в конце XIХ века». К предмету охраны отнесены: «Габариты лицевых корпусов, композиция и архитектурный декор лицевых фасадов, включая металлическое ограждение и сливы балкона, композиция и отделка парадной лестничной клетки корпуса по набережной Адмиралтейского канала, в том числе, металлическое ограждение маршей и латунные перила».

Поскольку рассматриваемый объект находится в исторически сложившихся центральных районах Санкт-Петербурга, в охранной зоне ОЗ 1, в пределах средовой зоны 1, сохранность отнесенных в учетной карточке к предмету охраны «габаритов лицевых корпусов, композиции  и архитектурного декора лицевых фасадов» может быть обеспечена действующим режимом использования земель ОЗ 1 и ОЗ 2, в соответствии с которым запрещается снос (демонтаж) исторических зданий, сооружений, за исключением разборки аварийных конструкций. В случае разборки аварийных конструкций требуется восстановление внешнего облика исторических зданий, сооружений, которое производится в соответствии с заключением уполномоченного исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга.

Проведенный в рамках данной экспертизы анализ собранных материалов и сопоставление результатов натурных исследований с материалами историко-архивных исследований позволили эксперту Владимиру Эдуардовичу Трушковскому сделать вывод о том, что выявленный объект культурного наследия «Дом Л.И. Штиглица (Запасной дворец великого князя Павла Александровича)» не имеет особого значения для истории и культуры Российской Федерации, субъекта Российской Федерации и/или для истории и культуры муниципального образования. Выделенные в первичной учетной карточке КГИОП из контекста исторической застройки участка лицевые корпуса, расположенные по набережной Адмиралтейского канала и по Галерной улице, наравне с дворовыми корпусами, не включенными в границы выявленного объекта культурного наследия, обладают определенной историко-архитектурной, художественной и научной ценностью, позволяющей отнести их к категории исторических зданий.